marmara_calypso (marmara_calypso) wrote,
marmara_calypso
marmara_calypso

Category:

Возвращаясь к одной песне

В свое время я ставила эту широко известную стамбульскую песню, и еще тогда обратила внимание, что смысл ее может показаться не полностью понятным. Поэтому хочется вернутся к ней еще раз и попытаться объяснить, что в ней и к чему.



Итак, Üsküdara gider iken («По пути в Ускюдар»), или, как ее еще просто называют, Katibim («Мой писарь»). Песня, как я писала, очень старая, османская, и в ней нашли отражение и исторические, и социальные процессы, и даже нравы той эпохи. И то, что было понятно людям того времени, к нашему 21-веку уже забылось и исчезло. Это, надо сказать, характерно для фольклора любого народа – по тем или иным причинам выпадают слова, понятия и т.п. Помню, как я, еще учась в музыкальной школе, никак не могла взять в толк, в чем же смысл белорусской народной песни «Савка и Гришка сделали дуду», и почему в ней всего несколько слов, и те «ду-ду-ду-ду-ду». А гораздо позже я узнала, что сделали они ее «да на коляду», просто в советское время эти слова из песни ушли вместе с традиционными колядками.
Что касается песни «По пути в Ускюдар», то многие источники считают, что написана она на мотив марша, который играли квартировавшиеся во время Крымской войны в казармах Селимие в Ускюдаре музыканты шотландского полка, входившего в состав британской армии.


Офицеры и солдаты 93-го Горного полка, незадолго до их участия в Крымской войне, 1854 год (Википедия)

За свою оригинальную форму с юбочкой-килтом жители Стамбула прозвали шотландцев не иначе, как donsuz asker, то бишь беспорточное войско.

Как бы в противовес коротким килтам шотландцев, султан Абдул-Меджид, продолжая дело своего отца Махмуда II, издал указ переодеть в платье европейского образца всех османских служащих «вплоть до последнего писаря». Длиннополый мундирный сюртук, называвшийся «сетре», стал повсеместной униформой, и именно он упоминается в первых строчках этой песни:

Üsküdar’a Gider İken Aldı Da Bir Yağmur,
Kâtibimin Setresi Uzun Eteği Çamur.

По пути в Ускюдар начался дождь,
И полы длинного мундира писаря забрызгало грязью



Сетре

И что же это за писарь такой, которому посвятили песню? Дело в том, что он существовал на самом деле. И звали его Азиз Махмуд-бей, в честь одного из трех самых почитаемых мусульманских святых города, т.н. Хранителей Стамбула – Азиза Махмуда Хюдайи, усыпальница которого находится в Ускюдаре.


У мечети Азиза Махмуда Хюдайи

Азиз Махмуд-бей был очень красив и слыл щеголем, и когда он появлялся в своей накрахмаленной сорочке и с феской на голове на улице, все особы женского пола, жившие в Ускюдаре, прилипали к своим окошкам. У него было 4 жены: Наджие, Эсма, Фатма и Сейиде Айше. Вот последняя-то, как говорят, и положила на музыку шотландского марша слова сочиненной ею песни.

Изначально Сейиде Айше была любовницей Хасана Рыза-паши, генерала турецкой армии, а после его смерти (он погиб в Албании от руки перебежчика) стала женой писаря Азиза Махмуда. Разумеется, по городу тут же поползли слухи, что да как. И в своей песне Сейиде Айше как бы объясняет, каким образом она вдруг стала женой такого красавчика, о котором мечтали все незамужние девы в округе. Объясняет на языке символов, бывшем тогда в ходу, и впоследствии совсем позабытом, как забылся и принятый в обществе того времени язык цветов или веера:

Üsküdar’a Gider İken Bir Mendil Buldum,
Mendilimin İçine Lokum Doldurdum.

По пути в Ускюдар нашла я платок,
Завернула в него рахат-лукум.

Писарь специально обронил свой платок, сообщая ей этим : «Следуй за мной», а она, поняв намек, подняла его и, возвращая, положила в него кусочки лукума, как бы говоря ему в ответ: «Пусть наши отношения будут такими же сладкими».

И эту песню действительно можно исполнять на веселый или грустный манер, в зависимости от того, что хочет вложить в нее исполнитель – печаль ли от того, что окружающие судачат, или некую долю бравады:

Kâtip Benim Ben Kâtibin El Ne Karışır,
Kâtibime Kolalı Da Gömlek Ne Güzel Yaraşır.

Писарь мой, а я - его, и кому какое дело?
Как к лицу ему накрахмаленная сорочка!

Кстати, дом в Ускюдаре, в котором жил писарь Азиз Махмуд, до сих пор сохранился, а отрывок из этой песни в свое время сделался позывными стамбульского радио (как «Подмосковные вечера» стали позывными радио «Маяк»). А если вы окажетесь на набережной Ускюдара, то можете увидеть и кафе, которое названо в честь этой песни «Мой писарь» - Katibim (и ресторан «Подмосковные вечера» тоже ведь существует?). Катибим – это символ Ускюдара, символ Стамбула, его прошлого, от которого остался лишь любовный напев.


Кафе "Катибим"

Вот сколько всего может нам поведать, казалось бы, такая простая незатейливая песенка. Рассказать и историю страны, и отдельного человека. В Стамбуле практически от каждого объекта ниточки тянутся во все стороны, и их, как и в этом случае, приходится просто обрубать, иначе можно было бы поведать еще больше...
Tags: Стамбул, история, неизвестный Стамбул, нетуристический Стамбул
Subscribe

Posts from This Journal “нетуристический Стамбул” Tag

  • Про карету Махмуда II, новый музей и Авраама-пашу

    Мне тут не так давно по роду службы, так сказать, понадобилось посмотреть российско-турецкий сериал «Султан моего сердца» (не смейтесь,…

  • Эбуззия. Ч.2

    Велид Эбуззия (1884-1945) После смерти Тевфика Эбуззии издательское дело перешло к двум его сыновьям – Талхе и Велиду. С последним, младшим…

  • На улице Эбуззия

    Рядом с улочкой Дадьян, о которой я упоминала недавно, есть еще одна улица, с которой связана история другого очень интересного семейства. Я уже…

  • Сказ о тюбетейщике и трех виноградинах

    Жил некогда в Стамбуле за стенами города, у ворот Топкапы некий тюбетейщик — таккеджи по имени Ибрагим-ага. Хотелось ему построить мечеть, но…

  • Прогулки по Стамбулу: Вне городских стен

    Хочу представить новый выпуск электронного журнала «Прогулки по Стамбулу: вне городских стен». В нем рассказывается о районах…

  • Обитель узбекских дервишей и Негр Муса

    Вот еще одна история про старый дом и связанные с ним судьбы. На этот раз речь пойдет об обители узбекских дервишей в стамбульском районе…

promo marmara_calypso june 10, 20:22 7
Buy for 100 tokens
Хочу представить новый выпуск электронного журнала «Прогулки по Стамбулу: вне городских стен». В нем рассказывается о районах Зейтинбурну и Бакыркёй, которые находятся за историческими стенами города и не считаются туристическими, хотя интересных мест там не так уж и мало. Долго…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Posts from This Journal “нетуристический Стамбул” Tag

  • Про карету Махмуда II, новый музей и Авраама-пашу

    Мне тут не так давно по роду службы, так сказать, понадобилось посмотреть российско-турецкий сериал «Султан моего сердца» (не смейтесь,…

  • Эбуззия. Ч.2

    Велид Эбуззия (1884-1945) После смерти Тевфика Эбуззии издательское дело перешло к двум его сыновьям – Талхе и Велиду. С последним, младшим…

  • На улице Эбуззия

    Рядом с улочкой Дадьян, о которой я упоминала недавно, есть еще одна улица, с которой связана история другого очень интересного семейства. Я уже…

  • Сказ о тюбетейщике и трех виноградинах

    Жил некогда в Стамбуле за стенами города, у ворот Топкапы некий тюбетейщик — таккеджи по имени Ибрагим-ага. Хотелось ему построить мечеть, но…

  • Прогулки по Стамбулу: Вне городских стен

    Хочу представить новый выпуск электронного журнала «Прогулки по Стамбулу: вне городских стен». В нем рассказывается о районах…

  • Обитель узбекских дервишей и Негр Муса

    Вот еще одна история про старый дом и связанные с ним судьбы. На этот раз речь пойдет об обители узбекских дервишей в стамбульском районе…